Несоблюдение формы договора

49 Возможные последствия несоблюдения формы договора

На этот раз мы хотим рассказать о возможных последствиях несоблюдения письменной формы договора. Данная тема навеяна недавним судебным процессом, в котором пришлось принимать участие юристам «Юридического бюро «Частный поверенный». К нам обратился мужчина (далее – Клиент), имевший неосторожность взяться помочь сделать ремонт в квартире супружеской паре (далее – Заказчики). Надо сказать, что этот Клиент был действительно хорошим мастером по части квартирных ремонтов, имел постоянных заказчиков и устойчивую репутацию.

В данном случае он взялся помочь с ремонтом за весьма скромную плату – как-никак, старые знакомые, вдобавок являющиеся инвалидами второй и третьей группы. Наш клиент взялся сделать большинство работ в квартире сам, но предупредил своих заказчиков, что не будет производить циклёвку полов. Заказчики заявили, что мастеров циклёвочных работ они найдут сами. Никаких письменных договоров они не составляли и никаких иных обязательств не подписывали. Единственным «документом», способным хоть как-то подтвердить их правоотношения, был лист бумаги формата А4 на котором были обозначены суммы, полученные нашим клиентом от своих заказчиков в качестве задатка и на строительные материалы.

Далее события развивались следующим образом. Наш клиент качественно делал ремонт в квартире, а когда пришла пора циклевать полы, напомнил заказчикам об их намерении найти специалистов. Ему сообщили, что в определённое время, такого-то числа, в квартиру придут двое мастеров, имеющих навыки и специальную технику. При этом заказчики сказали, что им необходимо отъехать за город и в квартире их не будет. Наш клиент сообщил заказчикам, что в указанный день не сможет присутствовать в квартире до окончания циклёвочных работ. Заказчики попросили мастера впустить циклёвщиков в квартиру, отдать им ключи, а уходя, сообщить, куда они смогут привезти ключи после окончания работ. Такое решение они объяснили желанием поскорее закончить ремонт, отсутствием в квартире ценных вещей и доверием к мастерам-циклёвщикам.

В оговорённый день клиент впустил в квартиру двух циклёвщиков, оказавшихся гастарбайтерами. Уходя, он объяснил куда следует привезти ключи от квартиры. Вечером циклёвщики привезли ключи, сказав, что работы закончены.

На следующее утро, часов через семь после ухода циклёвщиков, в пустой квартире произошёл пожар… Он уничтожил большую часть вещей, находящихся в квартире, вместе с результатами почти законченного ремонта. Кроме того, вода, используемая пожарными при тушении пожара, проникла в квартиру, расположенную этажом ниже, в результате чего пострадало имущество ни в чём не виноватого соседа-пенсионера. Интересно, что проведённые экспертизы не смогли дать определённого ответа относительно причины пожара. Наиболее вероятной выглядела версия, по которой мастера-циклёвщики после окончания работ сложили опилки и ветошь в мешки, которые оставили в прихожей, а не вынесли на ближайшую помойку. Через некоторое время содержимое мешков стало тлеть, затем воспламенилось.

По истечении некоторого времени заказчиков ждал новый удар. Сосед-пенсионер подал на них в суд иск о возмещении ущерба, причинённого заливом его квартиры. Не вижу смысла озвучивать цену иска, но заверяю, что она была отнюдь не символической. Попытки заказчиков доказать в суде, что не они являются поджигателями и значит не они должны возмещать ущерб услышаны не были. Суд счёл, что заказчики несут ответственность за случившееся как собственники квартиры, в которой произошёл пожар, и вынес соответствующее решение. Жалобы на решение в апелляционную и кассационную инстанции результатов не дали. В итоге судебные приставы успешно взыскали с заказчиков в пользу соседа сумму причинённого ущерба. Надо сказать, что наш клиент участвовал в процесс в качестве третьего лица, где дал правдивые объяснения относительно случившегося, не отрицая и собственного участия в ремонте квартиры.

Далее события стали приобретать тревожно-драматический характер уже для нашего клиента. Понеся материальные потери от пожара и проигранного суда, заказчики решили за его счёт компенсировать свои материальные потери. Используя материалы предыдущего гражданского дела, где наш клиент честно подтверждал свою помощь в ремонте квартиры, они обратились в суд с иском уже к нему. В исковом заявлении заказчики объявили мастера «подрядчиком», который не уследил за работой подчинённых и в следствии этого «по закону» обязан возместить им все понесённые убытки.

Наш клиент, неожиданно для себя превратившийся в подрядчика, сначала отнёсся к иску несерьёзно, учитывая отсутствие у истцов каких-либо документов, подтверждающих правомерность их исковых требований. В итоге на два первых судебных заседания предпочёл сходить сам, не прибегая к юридической помощи. Выяснилось, что симпатичная женщина-судья относится к истцам-заказчикам, постоянно повторяющим, что они инвалиды, как-то слишком сочувственно. Ответчика постоянно перебивали, устные объяснения заносились в протокол таким образом, что складывалось впечатление, что он согласен с иском. Я далёк от мысли, что здесь имелась какая-либо коррупционная составляющая, однако полагаю, что судья действительно прониклась состраданием к истцам-инвалидам и утратила объективность.

Вот на этой стадии мы с нашим клиентом и познакомились. На третье судебное заседание он явился уже с юристом. Со слов клиента, появление в суде вежливого, но настойчивого юриста, существенно изменило поведение судьи, которая перестала его перебивать и стала слушать обе стороны.

Кроме того, от имени клиента суду были представлены объяснения в письменной форме, в которых он полностью отрицал наличие договорных отношений с заказчиками и попытки приписать ему роль подрядчика. Появление в материалах дела этих письменных объяснений полностью нейтрализовало возможные искажения позиции клиента в протоколах судебного заседания.

К материалам дела были приложены и письменные возражения относительно исковых требований уже за подписью юриста. В данных возражениях со ссылкой на Гражданский кодекс РФ указывалось, что:

  • Для сделок на сумму свыше 10 000 рублей обязательна письменная форма (п.2 ч.1 ст.161 ГК РФ);
  • Сделка в письменной форме должна быть совершена путём составления документа, выражающего его содержание и подписанное лицами, совершающими сделку (с.1 ст.160 ГК РФ);
  • Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и её условий на свидетельские показания (ч.1 ст.162 ГК РФ);
  • Согласно ч.1 ст.422 договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В данных возражениях содержался и довод о том, что согласно ч.1 ст.743 ГК РФ подрядчик обязан осуществлять строительство и связанные с ним работы в соответствии с технической документацией, определяющей объем, содержание работ и другие, предъявляемые к ним требования, и со сметой, определяющей цену работ.

Таким образом, нам удалось доказать, что наш клиент подрядчиком не являлся и нести ответственность как подрядчик, по закону, не может. В следствие этого истцам было отказано в удовлетворении исковых требований к нашему клиенту в полном объёме.

Из приведённой истории можно сделать следующие выводы:

  1. Если не хотите неприятностей, то законная форма договора должна неукоснительно соблюдаться.
  2. К любому, даже, казалось бы, абсурдному иску следует относиться предельно серьёзно.
  3. Не следует пренебрегать квалифицированной юридической помощью. Её всегда готовы оказать Вам юристы «Юридического бюро «Частный поверенный».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *