Судебная посмертная психиатрическая экспертиза

25

В предыдущей статье «Признание завещания недействительным» мы уже указывали на неизбежность назначения судом посмертной судебно-психиатрической экспертизы, разумеется, если истец продолжает настаивать на своих требованиях о признании завещания недействительным.

Данная неизбежность назначения судом экспертизы обусловлена требованиями ч.1 ст.79 Гражданского процессуального кодекса РФ. Согласно данной статье,

при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в области науки, суд назначает экспертизу.

Признание завещания недействительным требует определения состояния наследодателя в момент составления завещания и его подписания. Разумеется, это требует специальных знаний в науке, прежде всего, психиатрии. В этой ситуации даже самый решительный судья не сможет вынести решение по иску о признании завещания недействительным, без назначения экспертизы.

Итак, предположим, все медицинские и иные материалы истребованы, все свидетели заслушаны, то есть наступает этап непосредственного назначения экспертизы. Прежде всего надо определиться, а какие вопросы следует поставить перед экспертной комиссией. И истцу и ответчику следует знать, что, согласно ч.2 ст.79 Гражданского процессуального кодекса РФ,

стороны вправе сами представить суду вопросы в той редакции, которая будет казаться им оптимальной.

Однако надо учесть, что окончательный круг вопросов и их формулировку все же выберет суд, и именно его вариант редакции вопросов будет изложен в определении суда о назначении экспертизы. Правда, по закону, суд обязан мотивировать отклонение предложенных стороной вопросов. На практике, при вынесении определения о назначении посмертной судебно-психиатрической экспертизы, далеко не все судьи склонны утруждать себя разъяснением отказа в принятии вопросов, предложенных сторонами. Тем не менее, опытные юристы способны «сделать лимонад и из этого лимона», то есть успешно использовать недостаточно мотивированное отклонение судом вопросов, предложенных стороной, как основание для назначения повторной экспертизы, уже с вопросами в желательной клиенту редакции. Или для грамотного обжалования самого судебного решения.

Несмотря на вышеизложенное, сторонам не следует отказываться от попыток предложить суду свои варианты редакции вопросов. Ибо, что называется, за счастье бьются. А правильно поставленный перед экспертами вопрос может быть залогом получения желательного для стороны экспертного заключения.

Например, вопрос может звучать так:

«Позволяют ли имеющиеся в деле материалы сделать однозначный вывод о неспособности наследодателя в момент подписания завещания понимать значения своих действий и руководить ими?»

Согласитесь, звучит категорично и конкретно. Подобная формулировка как бы ставит экспертов перед необходимостью отвечать в своём заключении в стиле «да или нет». Очевидно, что эта формулировка на руку истцу или ответчику, абсолютно уверенному в правоте своей позиции и не сомневающемуся, что конкретный ответ на конкретный вопрос будет ему только на пользу. Но вопрос, например, может звучать и так:

«Можно ли из материалов дела сделать вывод, что на момент подписания завещания, наследодатель мог в полной мере не отдавать отчет своим действиям и не руководить ими?»

Как говорится, почувствуйте разницу. Очевидно, что данный вариант вопроса, скорее устроит сторону не уверенную в собственной правоте, но отчаянно желающую сыграть на нечёткости экспертного заключения, вызванного расплывчатыми вопросами.

В любом случае, следует помнить, что, прежде всего, имеет значение, отдавал ли отчёт своим действиям наследодатель. И понимал ли он их суть именно в момент подписания им завещания, а не в какой-либо иной промежуток времени. Именно это обстоятельство подлежит доказыванию в данном судебном процессе. С другой стороны, за исключением состояния опьянения, имеющего короткую продолжительность, состояние потери наследодателем контроля за своими действиями может быть достаточно длительным. Например, нахождение под действием сильнодействующих лекарств, хронические сильные боли. Поэтому для истца не будет хуже, если он сумеет доказать, что отсутствие у наследодателя самоконтроля продолжалось длительный период, на который пришелся и день подписания завещания.

Следует заметить, что если интересы одной стороны представляет опытный юрист, то второй стороне следует позаботиться, чтобы у неё юрист был ещё лучше. Настоящий судебный процесс о признании завещания недействительным напоминает схватку двух бульдогов, которая иногда проходит и под ковром. Обойтись без квалифицированной юридической помощи в этой борьбе будет очень тяжело. Специалисты Юридического Бюро «Частный поверенный» имеют большой опыт участия в подобных процессах. С примерами судебных исков, выигранных нашими юристами, вы можете ознакомиться в разделе «Выигранные дела».

Следующую статью мы посвятим вопросу выбора экспертного учреждения, в котором может проводиться посмертная судебно-психиатрическая экспертиза.

One thought on “Судебная посмертная психиатрическая экспертиза

  1. Pingback: Экспертные учреждения для посмертной судебно-психиатрической экспертизы | Частный Поверенный

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *