О коллекторских агентствах

16

В данной статье речь пойдёт о вежливых и деликатных коллекторах. Как бы неожиданно это не звучало. Итак, с 01 января 2017г. в силу окончательно вступил Федеральный закон от 03 июля 2016г. №230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Очевидно, что данный закон призван навести порядок в сфере взыскания просроченных задолженностей или, иными словами, прекратить бесчинства коллекторов.

Действительно, на первый взгляд коллекторские агентства или, как указано в законе,

юридические лица, осуществляющие деятельность по возврату просроченной задолженности

теперь поставлены в очень жёсткие рамки.

Во-первых, сведения об указанных юридических лицах теперь должны быть внесены в государственный реестр. Если эти сведения в государственный реестр не внесены или исключены из него, деятельность таких юридических лиц будет абсолютно незаконной.

Во-вторых, указанный государственный реестр будет вестись специально назначенным Правительством РФ уполномоченным органом. В декабре 2016г. в качестве такого органа определена Федеральная служба судебных приставов, которая, к тому же, будет осуществлять контроль за деятельностью лиц, внесённых в реестр.

При общении с должником, юридические лица, осуществляющие деятельность по возврату просроченной задолженности, имеют право лично встречаться с должником не более одного раза в неделю, а звонить не более одного раза в сутки и не чаще чем два раза в неделю. Различные текстовые сообщения должнику можно направлять уже чаще, а именно – аж два раза в сутки и до четырёх раз в неделю. Во всех перечисленных ситуациях необходимо подробно изложить сведения о кредиторе с его контактными данными, о долге, о самом лице, обратившемся к должнику. Закон предусматривает ещё множество ограничений по работе с должниками. Нарушение данных ограничений позволяет должнику пожаловаться в службу судебных приставов, что грозит юридическому лицу, осуществляющему деятельность по возврату просроченной задолженности (коллектору) исключением из государственного реестра, то есть запретом дальнейшей деятельности.

Конечно, можно предположить, что унылые вежливые звонки должнику два раза в неделю и текстовые обращения четыре раза в неделю с утомительным перечислением сведений о самом долге, кредиторе и юридическом лице, осуществляющем деятельность по возврату просроченной задолженности, в конце концов, так его утомят, что вызовут непреодолимое желание рассчитаться со всеми долгами. Я, однако, смотрю на эту ситуацию с откровенным пессимизмом. Нетрудно предположить, что злостных (профессиональных) должников, берущих займы и кредиты с твёрдым намерением их не возвращать, указанными методами не пронять, они и не такое видели. С другой стороны, данный закон никак не гарантирует исчезновение нелегальных «черных» коллекторов, которые прекрасно смогут продолжить свою «работу» и без внесения во всевозможные реестры. Следовательно, обычных людей, попавших в сложную жизненную ситуацию, а также их родственников и соседей, данный закон от нелегальных коллекторов никак не защитит. Таким образом, можно предположить, что спрос на «теневую юстицию», способную «работать» незаконно, но эффективно, только возрастёт.

Выходит, что описанные новации в законодательстве никак не способствуют прекращению бесчинств коллекторов-нелегалов и никак не облегчают положение законопослушных кредиторов взыскателей. Выход из сложившейся ситуации лежит в усилении государственной системы по взысканию просроченной задолженности и умении юридических фирм и адвокатских объединений сотрудничать и помогать этим государственным структурам. Последнее особенно необходимо, пока служба судебных приставов так и не стала действительно эффективной структурой, располагающей оперативными возможностями в рамках закона, силовой поддержкой и пр.

Если в будущем, государство превратит службу судебных приставов в орган, подобный давно упразднённой налоговой полиции, повысит ответственность за противодействие, саботаж и сопротивление судебным приставам, а для некоторых профессиональных должников введёт аналог исторических долговых ям, разумеется, с уровнем комфорта согласно нашему гуманному времени, то нужда в частных коммерческих структурах просто отпадёт.

Пока же, юристы, помогающие кредиторам, должны уметь добиваться наложения ареста на имущество должников ещё до вынесения судебного решения. После вынесения судебного решения от этих юристов уже потребуется умение помогать в работе судебных приставов-исполнителей, то есть уметь общаться с должниками и принимать участие в исполнительных действиях, в частности, контролируя действия судебного пристава-исполнителя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *